КАК НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК ПРИПЯТСКИЙ СТАЛ ГЛАВНЫМ ВРАГОМ ПОЛЕШУКОВ?

865453b7b47d1ff7b0f9cf14554fb147

В этом году исполняется 50 лет, как в междуречье Припяти, Ствиги и Уборти был создан Припятский ландшафтно-гидрологический заповедник. Как же случилось, что природоохранную зону жители нескольких районов воспринимают как опасность? 

Как все начиналось

Припятский заповедник от самого своего создания в 1969 году накладывал определенные ограничения на хозяйственную деятельность. Но они почти не касались местных жителей. Полешуки пасли скот, собирали грибы и ягоды, заготавливали сено, снадобья, дрова, могли ловить рыбу в Припяти, пойменных озерах-старицах и маленьких речках. Запрещались вырубки леса и охоты в заповедной зоне. Особое внимание уделялось именно сохранению уникальных ландшафтов и изумительной гидрологии, передает “Белсат”c86157c1bb08af985c12b31c27bd08b9
Зонирование заповедника было таким, чтобы в окрестностях деревень люди могли бережно пользоваться природой. Особенно заповедными, где запрещалась всякая хозяйственная деятельность, были старые леса и различные типы трясины в центре лесо-болотного массива заповедника, а также почти два десятка лесных кварталов возле самой поймы Припяти. В последних росли необычные пойменные дубравы, аналогов которым нет больше нигде в Европе.
 
Эти леса не похожи на привычные раздельные вьющиеся дубы в поймах рек, которые можно встретить во многих местах. Густые и рослые пойменные дубравы около Припяти ежегодно на несколько месяцев после зимы уходят под воду на высоту до двух метров. Это сформировало в них особый мир растений и животных. Даже на стволах дубов, которые длительное время находятся под водой, не развиваются зеленые лишайники, а живут другие организмы. Но для нормального функционирования уникальной живой общины вода не должна иметь препятствий, чтобы войти в дубравы и после наводнения уйти оттуда. 
Как свидетельствуют бывшие научные сотрудники заповедника, одним из основных научных направлений деятельности учреждения было исследование гидрологического режима пойменных дубрав.
 
— Когда я работал научным сотрудником, мы закладывали пробные площади в заповедных массивах и в эксплуатируемых лесах Житковичского лесхоза, сравнивая различные показатели развития лесного организма, – вспоминает бывший научный сотрудник заповедника Василий Балбуцкий. – В заповеднике даже лесники, кроме того, что охраняли лес, участвовали в научных работах. Они вели дневники наблюдений, куда вносили все изменения.
 
Вот уже более 20 лет научные исследования такого рода здесь не осуществляются, а количество сотрудников научного отдела сведено к минимуму.
 
Разворот к пользованию
 
Кардинальное изменение направленности деятельности бывшего Припятского заповедника состоялось в октябре 1996 года. Тогда трем родным братьям Бамбизам из Лясковичей удалось убедить недавно избранного Александра Лукашенко в том, что охранять и изучать природу – это пустая трата государственных денег, а на природе надо зарабатывать. Указом президента заповедник был переделан в Национальный парк с рядом хозяйственных функций, а вскоре при нем было создано так называемое экспериментальное лесоохотничье хозяйство «Лясковичи». 

Старший из братьев – Николай – тогда был генеральным директором Нацпарка, среднего Степана назначили директором ЭЛХХ «Лясковичи», а младший возглавил Лясковичское лесничество. Сейчас, правда, семейный расклад изменился – Степан генерал, пенсионер Николай у него в заместителях, а для Василия создали частное общество с ограниченной ответственностью, которое арендует 55 тысяч гектаров лесов, лугов и болот, а также 23 км Припяти с прилегающими озерами и организует платные охоты и рыбалки.
 
В состав «Лясковичей» в 1996-1997 годах, согласно указу Лукашенко, передали леса от других субъектов хозяйствования — Житковичского, Петриковского, Калинковичского лесхозов, а также поля нескольких сельхозпредприятий. В самой деревне Лясковичи построили огромный деревообрабатывающий завод, который ради выпуска дубового паркета потребляет за сутки несколько сотен кубометров ценной древесины.
Было время, когда братья убедили Лукашенко даже в том, что просто за проезд через территории, отданные Нацпарку, нужно платить. Пост, который взимал плату с водителей машин, построили даже на трассе М-10 (Гомель — Кобрин) возле деревни Малые Автюки. Этот солидный кусок леса площадью в 25 тысяч гектаров находится в Калинковичском районе, почти 200 километров от Лясковичей, и отдан «Припятскому» из-за того, что в нем тогда было много дубовых насаждений. Сейчас дуб там почти не заготавливается – закончился.
 
Естественно, на всех принятых территориях вводились ограничения. Несмотря на то, что они не принадлежали к заповедным, туда не позволяли входить местным жителям не только на охоту или за дровами, но и за грибами или ягодами. Ограничивалось пользование водоемами для рыбалки.
 
В то же время, в самом бывшем заповеднике начали выводить из заповедной зоны все новые и новые кварталы. Теперь в ней остались почти только одни верховые болота, где нечего вырубить. Это также коснулось уникальных пойменных дубрав. Все они выведены из заповедной зоны и там ведутся рубки. При этом на въезде в уникальный  лесной массив стоят ворота и вывеска, которая лживо говорит, что там – заповедная зона, в которой запрещено даже просто пребывание. 9132955f0046be834632329b5edac848

Все для избранных

 
Местные жители видят, что реальной охраной природы национальный парк не занимается, а только прикрывается природоохранным статусом для единоличного использования всех территорий. Через те же пойменные дубравы провели насыпную дорогу, чтобы облегчить доступ для рубок и древесину можно было коротким путем через паром вывозить на цех в Лясковичи. Эта дорога перекрыла естественный водосток и ускорила засыхание дубов, которым в среднем около 150 лет. Уникальные дубовые массивы последовательно вырубаются. В них создана охотничья инфраструктура – вышки, стрелковые линии, ловушки для вылова животных. Пользуются всем этом те, кого руководство Нацпарка считает достойным.
 
Руководители национального парка говорят, что местные жители имеют какие-то преференции перед заезжими охотниками и рыбаками, но люди никакими преференциями воспользоваться еще ни разу не смогли. Рядом с Лясковичами находится одна из резиденций Лукашенко. И очень часто на охоты и рыбалки на Припять приезжают, если не сам глава государства, то различные его гости и приближенные. Другие же охоты и рыбалки организовываются для иностранцев за большие деньги.

Охранники или нарушители

 
В погоне за деньгами, сотрудники национального парка пойдут на все. Известно много зафиксированных, в том числе и государственными органами, случаев нарушений самими «природоохранниками» законодательства об охране природы. В 2018 году государственная газета «СБ. Беларусь сегодня» сообщала о задержании сотрудниками Микашевицкой инспекции по охране животного и растительного мира инспекторов Нацпарка, которые выловили в Припяти 20 сомов общим весом 138 кг в период запрета вылова этой рыбы. Причем один из мешков с сомами сотрудник «Припятского» успел забросить через забор в базу отдыха Нацпарка у деревни Дорошевичи (именно там находится и президентская резиденция).
 
В 2017 году во время весенней охоты на водоплавающую птицу, которой руководили сотрудники Нацпарка, охотники из Италии и России застрелили редких уток-свиязей, весенняя охота на которых запрещена. Такие же случаи ранее фиксировались активистами общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны», но тогда сотрудникам Нацпарка удалось избежать ответственности.
А в 2008 году бывшие научные сотрудники Припятского заповедника сфотографировали в мусорном контейнере прямо возле конторы Национального парка мешок с выброшенными птицами, которых отстреляли иностранные охотники во время весенней охоты в пойме Припяти. Там было столько видов птиц, что ощущение, будто иностранцы с разрешения егерей Нацпарка стреляли по всему, что летало, в том числе и по редким видам.
 
В 2014 году общественным активистам стало известно, что на сотрудников Нацпарка заведено уголовное дело за незаконную вырубку дубов. Тогдашний заместитель главы Государственной инспекции по охране животного и растительного мира Михаил Губич на запрос активистов подтвердил, что действительно нанесена особенно крупная потеря природе и виновные привлечены к ответственности, но подробности не сообщил.
Аппетит приходит во время еды
 
Многочисленные случаи нарушений не вызывают у Минска сомнений в необходимости удовлетворения каждого желания клана Бамбизов. На многих переданных когда-то Нацпарку территориях уже практически нечего рубить. Значительно обедневший животный мир не позволяет делать роскошные охоты, как когда-то. Поэтому руководство увеличивает свои аппетиты за счет новых территорий.
Последний запрос из Лясковичей – передать им все озеро Красное и прилегающие земли в радиусе трех километров. Это при том, что треть озера и огромный лесной массив Вятчинского лесничества Нацпарк загреб под себя от Житковичского лесхоза еще в девяностых.
2f21939200cf88ac33e765b53109c8d1
 
Известие о том, что третье по величине озеро Беларуси и крупнейшее в Гомельской области может полностью перейти под юрисдикцию Нацпарка «Припятский» вызвало сопротивление жителей окрестностей Красного, Житковичей, Турова и прилегающего к озеру с севера Любанского района Минской области. Уже несколько месяцев люди собираются на побережье озера и готовы защищать свою малую родину очень отчаянно. Видя то, что происходит на территориях, которые уже принадлежат «Припятскому», они не верят красивым обещаниями ни Степана Бамбизы, ни Управления делами президента, которому подчинен Нацпарк и которое разработало проект указа Лукашенко о передаче озера.
Источник: Андрей Гаёвый, фото автора, Анатолия Домашкевича, Ларисы Щиряковой, АХ, belsat.eu
31.03.2019

ЖУРНАЛИСТАМ “ГОМЕЛЬСКАЙ ПРАЎДЫ” ПОСЧАСТЛИВИЛОСЬ ВСТРЕТИТЬСЯ С ЗУБРАМИ В ПЕТРИКОВСКОМ РАЙОНЕ

6483c2f34df564bea1930de8b77f8255

 

Командировки в полесскую глубинку всегда богаты на впечатления. На этот раз пришлось  испытать адреналин от неожиданной встречи с зубрами.
Стадо этих огромных животных возвышалось на фоне дальнего леса, из которого лесные богатыри вышли покормиться на колхозное поле с озимыми. И хотя поблизости  находилась заповедная зона национального парка “Припятский”, где много разного зверья, такую встречу судьба подарила впервые.

Чтобы полюбоваться этим могучим зверем — царем белорусской природы, рискнули свернуть с шоссейки и подъехать поближе вдоль мелиоративного канала. Пока медленно двигались навстречу,  зубры вели себя спокойно,  не проявляя особого интереса к редакционной машине.  Однако сокращение расстояния между нами заметно добавляло   напряжения в позы животных.

Насчитываем на поле  около двух десятков особей с рогами. В стаде заметно выделяются два вожака – многотонные черные туши с огромными горбами и веником  бороды.  Останавливаемся в метрах 150 от зубриного стада и выходим из машины, чтобы сделать фотосессию:  такая удача  не частый гость даже  в жизни журналиста.

Зубрам  почему-то не понравилась наша остановка. Выстроившись в плотную шеренгу, они быстрым шагом двигаются навстречу. Воображение опережающее рисует более страшную картину: зубры переходят на тяжелый галоп, перемахивая через  канавку,  которая нас разъединяет,… Испытав страх вперемешку с восторгом, отъезжаем на более безопасное расстояние от лесных исполинов.

Зубры сбавляют скорость и останавливаются, поворачивая головы в нашу сторону. Пытаемся разгадать их желание  отогнать нас подальше от себя. Агрессию по отношению к человеку этот зверь проявляет только  в исключительных случаях. Возможно, таким образом они проявляли свое любопытство или надеялись на угощение? 

Однако вскоре  находится и разгадка враждебного движения в нашу сторону: в хвосте стада тыкался головой в живот матери-зубрихи малый теленок. Поэтому сгруппировавшись, взрослые зубры  закрывали его от посторонних глаз. А наше приближение приняли как угрозу для малыша, поэтому и решили отогнать подальше.

Дикий зверь, в отличие от человека, в очередной раз продемонстрировал трепетное отношение к материнству и  продолжению своего  рода. От души порадовались за новорожденного  зубренка, его могучих защитников и Белорусское Полесье, в лесах которого гуляют такие гиганты. Но любоваться этим  зверем, занесенным в Красную книгу,  все-таки лучше в вольере или на безопасном расстоянии – может ненароком затоптать. 

e9eb4ea1b9c67255e9f7b3134798d670 a94825a85d50bd6fc20dc5f8f581fa2a 778190eac9df85eb95510ff13a112127 8fee1f3d290e72057f0419081b61351f 947aca3707ababda90b0060f0a165e50
29.03.2019 /  Мария Зубель

Источник: http://gp.by
© Правда Гомель

«ХАЙ ЛУКАШЭНКА ПАЧУЕ НАРОД!». ПАЛЕШУКІ ТАЛАКОЙ АДСТОЙВАЮЦЬ ВОЗЕРА ЧЫРВОНАЕ

F1108A98-ECF0-4D36-B0A2-F9FDD885FDA1_cx13_cy7_cw73_w1023_r1_s

 

Жыхары вёсак ля возера Чырвонага (Жыткавіцкі раён) ладзяць талокі ля вадаёму. Яны прыбралі сьмецьце, цяпер будуюць альтанкі і садзяць дрэвы. Усё — сваімі сіламі. Возера хоча далучыць да сваёй тэрыторыі Нацыянальны парк «Прыпяцкі». Палешукі паўсталі супраць такога рашэньня.

https://youtu.be/bwW_ePzcB4c

Змаганьне за возера пачалося з пачаткам новага году. У студзені зьявіўся праект распараджэньня прэзыдэнта, дзе плянуецца павялічыць плошчу паляўнічых земляў нацыянальнага парку «Прыпяцкі» за кошт перадачы ў бясплатнае карыстаньне возера Чырвонага з прылеглай тэрыторыяй працягласьцю 3 кілямэтры.

Цяпер 2/3 возера — у арэндзе мясцовага лясгасу і прадпрыемства «Жыткавічыхімсэрвіс» да 2025 году. Яшчэ траціну арандуе нацыянальны паркBBB6B425-363B-4899-B012-18662C0BE142_cx0_cy10_cw0_w1023_r1_s

Мясцовыя людзі абурыліся, што пры новым «гаспадару» яны ня здолеюць нават падысьці да возера. У Жыткавіцкім раёне ўжо былі выпадкі, калі нацыянальны парк абносіў вадаёмы і лес калючым дротам, ставіў шлягбаўмы.

Вяскоўцы напісалі колькі зваротаў у структуры ўлады з патрабаваньнем пакінуць ім возера, правялі некалькі сходаў, напісалі калектыўны ліст Аляксандру Лукашэнку.

 

Пабудавалі альтанку, высадзілі клёны і бярозы

 

На ліст пакуль не было адказу. Вяскоўцы вырашылі ўзяць возера ў свае рукі — правялі тут тры талакі. Падчас першых дзьвюх жыхары вёсак Дуброва, Пухавічы і Марохарава сабралі па беразе сьмецьце. Сёньня жыхары Дубровы пабудавалі вялікую альтанку на дваццаць чалавек, высадзілі клёны і бярозы на беразе Чырвонага.8B86CB9A-8B51-4039-991A-4254F53DA817_w1597_n_r1_st

Аляксандар Купрацэвіч нарадзіўся ля гэтага возера, у вёсцы Дуброва. Цяпер жыве ў Жыткавічах. «Мы будуем альтанку, каб годна сустрэць пачатак рыбнага сэзону ў траўні. Каб мы маглі сюды прыехаць з сем’ямі, адпачыць, схавацца ад дажджу. Гэта альтанка для ўсіх, для людзей. Мы самі арганізаваліся. Матэрыялам дапамог лясгас, а цьвікі, тэхніка, рукі — нашы. Будзем працаваць і ў наступныя суботы і нядзелі. Пабудуем яшчэ дзьве альтанкі. Бо гэта наша возера. Мы ня хочам, каб яно адышло Нацыянальнаму парку», — патлумачыў Аляксандар

23691303-E93F-48E3-B254-FD6A6630F6F8_w650_r1_s

 Аляксандар Купрацэвіч

Ён кажа, што ніводная арганізацыя не навядзе такі парадак, як самі людзі, і не прасочыць за чысьцінёй. «Сюды едуць на рыбу з усёй Беларусі. Мы будзем тлумачыць людзям, каб ня кідалі сьмецьце. Бо пакуль людзі самі не пачнуць сачыць за парадкам — ніводная арганізацыя не пасьпее прыбраць», — дадаў Аляксандар.

Ён спадзяецца, што ўлада пачуе людзей і пакіне ім возера. «Ужо ня ведаем, што рабіць, куды зьвяртацца. Хай прэзыдэнт нас пачуе, мы спадзяёмся на гэта», — кажа жыхар Жыткавічаў.

«Хай Бамбіза сабе возьме калгас, падыме яго і пакажа, які ён гаспадар»

Жыхар Дубровы Ўладзімер Пышняк працуе прадпрымальнікам. Ён дапамог талацэ тэхнікай падвозіць матэрыял і сам габлюе дошкі для альтанкі.0E7870AE-EBB9-4D92-92A5-AC0AE6125356_w650_r1_s

 Уладзімір Пышняк

Яго аднавясковец Андрэй Макарэвіч — рыбак і паляўнічы. «Я моцна перажываю за наша возера. На нас наступае Сьцяпан Бамбіза (дырэктар нацыянальнага парку. — РС). Ён ня дасьць нам права ні на паляваньне, ні на рыбу. Мы талокамі хочам паказаць, што мы тут — народ, супольнасьць, і возера гэта — для людзей, а не для пана Бамбізы», — кажа Андрэй. 8CE7D07B-0E73-4C47-A97C-FAE04AF6340A_w650_r1_s
 
Андрэй Макарэвіч

 

Ён спадзяецца, што кіраўнік дзяржавы прыслухаецца да палешукоў. «Гэта адзінае возера, якое засталося народным, і тое хочуць адабраць — ну навошта? Хоць бы нам хоць што засталося! Мы ж тут жывём, працуем! Хай Бамбіза возьме сабе калгас, які на каленях, два калгасы — і падыме іх, пакажа, які ён гаспадар. А тут — на ўсё гатовае хоча прыйсьці, дзе нічога ня трэба ўкладаць, на прыроднае возера!», — хвалюецца жыхар Дубровы.

«Возера павінна застацца людзям, народу»

На возеры ў суботу шмат рыбакоў. Сюды прыяжджаюць на адпачынак з вудай са Слуцку, Салігорску, Любані, Бабруйску.1688833A-35F7-4981-B300-B3767131A465_w650_r1_s

 «Не варта нацыянальнаму парку аддаваць гэтае возера. Я тут дваццаць гадоў лаўлю рыбу, усім задаволены — і цэнамі на пуцёўку — а гэта 12 рублёў на дзень, і ўмовамі», — кажа жыхар Бабруйску Вадзім.

Ягоны прыяцель Ігар таксама з Бабруйску. «Я магу казаць за ўсіх бабруйскіх рыбакоў, бо мы ўсе сябруем — гэтае возера павінна застацца людзям, народу. Назіраем за сытуацыяй праз СМІ і моцна перажываем за мясцовых жыхароў. Бо яны — простыя людзі, такія ж, як мы, працоўны люд. А той чалавек, які хоча прыйсьці на возера, — ён зь іншага асяродку, ён нас, простых людзей, не зразумее. Тут вельмі добрыя людзі — і пераначаваць могуць пакінуць, і дапамагчы. У нас баліць душа, проста баліць душа, калі пэўны чалавек забярэ гэтае возера, прычым у бясплатнае карыстаньне. Дык мне аддайце ў бясплатнае карыстаньне, ці я абліччам не выйшаў?», — злуецца Ігар.

Ён кажа, што возера — адзінае адхланьне, якое засталося ў ваколіцах у рыбакоў.

«ЛЕС — ЭТО НЕ МЕСТОРОЖДЕНИЕ БРЁВЕН». ЗАЧЕМ В БЕЛАРУСИ СТРОЯТ ЛЕСНЫЕ ДОРОГИ

5c93b3592a5d4255107a8015

 

В Международный день лесов, который ежегодно отмечают 21 марта, принято говорить о важности сохранения лесных экосистем. Ситуацию в Беларуси Министерство лесного хозяйства описывает в радужных тонах: лесистость территории за несколько лет достигла 39,8%, запас древесины на корню вырос до 1796 млн м3, горделиво красуются и другие показатели. Однако не всё так сладко: экономические интересы ставятся выше экологических, и общественность всерьёз обеспокоена планами ведомства по строительству лесохозяйственных дорог на труднодоступных участках. Они поставят под угрозу выживание ряда редких обитающих там видов животных. Прецеденты уже были.

Километраж из программы

На недавней пресс-конференции министр лесного хозяйства Виталий Дрожжа рассказал, что Минлесхоз намерен строить не менее 100 км лесохозяйственных магистралей в год:

— И такой темп сохранится, потому что инфраструктуру лесного фонда надо улучшать, дороги в лесу должны быть комфортными. Некоторые говорят, что мы их строим только для того, чтобы забирать древесину, и отчасти, наверное, они правы. Но дороги — это ещё и охрана лесного фонда. Наши люди должны успешно добираться для сбора грибов и ягод. К тому же это улучшает привлекательность Беларуси как европейской страны.

Плановый показатель, о котором говорил министр, можно найти в госпрограмме «Беларусский лес» на 2016-2020 годы, утверждённой постановлением Совмина РБ № 215 от 18 марта 2016 года. В ней созданию дорожно-транспортной сети в лесном фонде уделено особое внимание. По мнению авторов документа, дороги призваны объединить разрозненные лесные массивы и обеспечить доступ к лесным ресурсам на труднопроходимых территориях.

«Недостаточно развитая дорожно-транспортная сеть является причиной неполного освоения расчётной лесосеки, сдерживающим фактором повышения эффективности функционирования лесной отрасли, — отмечено в программе. — В лесах остаётся спелая и перестойная древесина, которая теряет свои технические свойства, не вовлекается в хозяйственный оборот, что приводит к убыткам лесохозяйственной деятельности».

В 2011-2015 годах было построено 570,1 км лесохозяйственных дорог. Это позволило увеличить использование расчётной лесосеки на 129,7%: с 6658 тыс. м3 в 2010 году до 8634 тыс. м3 в 2015-м.

В текущем году по программе «Беларусский лес» предусматривается ввести в эксплуатацию 120,5 км дорог, в 2020-м — ещё 118,2 км.

Любопытно, что заказчиком их строительства выступает не только Минлесхоз, но и Управление делами президента. Так, в 2019 году оно намерено проложить 20,5 км лесных дорог, в 2020-м — 18,2 км, а всего за время действия госпрограммы «Беларусский лес» — 96,1 км.

К сведению, Управделами принадлежит 7,9% от всего лесного фонда страны, или 757,2 тыс. га. На этой территории лесное хозяйство ведут 7 юридических лиц. В их числе, наверняка, и экспериментальные лесоохотничьи хозяйства национальных парков «Припятский», «Браславские озёра», «Нарочанский», «Беловежская пуща» и Березинского биосферного заповедника. А значит, планы по строительству дорог могут коснуться и природоохранных территорий, что, в принципе, и происходит в «Припятском». Но об этом чуть позже.

Как написано в программе, «строительство лесохозяйственных дорог в указанных объёмах обеспечит устойчивую работу предприятий лесного комплекса; увеличит объёмы заготовки древесины до 950 тыс. м3 в год, сократит расстояние и снизит себестоимость её вывозки; будет способствовать проведению лесохозяйственных работ в течение года и оперативных рейдовых, природоохранных мероприятий, поможет со своевременной ликвидацией возникающих пожаров. Расширение транспортной сети создаст предпосылки для повышения экономической эффективности в иных отраслях народного хозяйства и существенно повысит уровень обслуживания сельского населения».

В минувшем году заготовка ликвидной древесины достигла 19,5 млн м3, увеличившись на 1,6 млн м3 по сравнению с 2017 годом.

Гомельские леса изрезаны дорогами

Если проанализировать данные профессора Беларусского государственного технологического университета Николая Вырко, можно увидеть, что в лесном фонде страны уже сейчас создана плотная сеть автомагистралей: их общая протяжённость составляет 113 237 км.

  • Большинство дорог проложено по землям Гомельского государственного производственного лесохозяйственного объединения (ГПЛХО) — 33 358 км, в том числе лесных и лесовозных — 213 км, общего пользования — 2111 км, грунтовых — 31 034 км, из них 1959 км можно использовать и зимой, и летом.
  • На втором месте Минское ГПЛХО: протяжённость автодорог — 22 254 км, в том числе лесных — 489 км, общих — 1242 км, грунтовых — 20 523 км, из которых 1605 км круглогодичного действия.
  • Далее идёт Могилёвское ГПЛХО — 20 241 км, включая 111 км лесных и лесовозных дорог, 1378 км общего пользования, 18 752 км грунтовых, из них 1125 км пригодны на протяжении всего года.
  • В Витебском ГПЛХО насчитывается 15 403 км автопутей, в том числе лесных и лесовозных — 325 км, общего пользования — 1427 км, грунтовых — 13 651 км, из которых 1021 км можно использовать круглый год.
  • В Гродненском — 13 294 км автомагистралей: 149 км лесовозных, 966 км общих, 12 179 км грунтовых, включая 1153 км круглогодичного использования.
  • Меньше остальных охвачена территория Брестского ГПЛХО — 8747 км, из них 175 км лесных и лесовозных дорог, 734 км — общего пользования, 7838 км — грунтовых, в том числе 2125 км круглогодичных.

Лесная наука сетует, что подавляющее большинство транспортных полотен (более 90%) — грунтовые, а значит, в межсезоницу по ним не доберёшься. По статистике, лишь по 17 399 км таких дорог можно ездить в любую пору. Густота дорожной сети, пригодная для круглогодичного использования, оценивается в 0,23 км на 100 га. В Латвии этот показатель равен 1 км на 100 га, в Северной Европе — 3 км, в Германии — 3,6 км на 100 га. Но институт «Белгипролес» настаивает на цифре 0,432 км на 100 га.

*— То есть густоту транспортного освоения лесных территорий необходимо увеличить в 2,5 раза, проложив 11,8 тыс. км магистральных и 11,2 тыс. км технологических путей, — поясняет национальный представитель Лесного попечительского совета (FSC) в Беларуси Лев Федорович. — Вообще-то, планы по строительству лесохозяйственных дорог в лесах — явление не новое. Ещё в 2006 году, а затем и в 2011-м были утверждены различные программы. Начиная с 2012 года предусматривалось ежегодно вводить в эксплуатацию не менее 150 км дорог*.

Он отмечает, что их сооружение относится к крупнейшим строительно-обслуживающим работам в лесу и негативно воздействует на окружающую среду. По закону оно должно осуществляться по ТКП 500-2016 (33090) «Лесохозяйственные дороги. Нормы проектирования и правила устройства». Поэтому в ряде критериев FSC особое внимание уделяется планированию и осуществлению такой деятельности.

Вскользь заметим, что проложить один километр дорожного полотна стоит примерно 100 000 рублей. Раньше на эти цели Минлесхозу ежегодно выделялось 10 млрд неденоминированных рублей. Сейчас работы финансируются за счёт отчислений от таксовой стоимости древесины, отпускаемой на корню, и собственных средств предприятий.

Объекты вожделения

Официально средний возраст насаждений в Беларуси увеличился с 44 до 56 лет. Однако самые лакомые для Минлесхоза спелые и перестойные древостои уцелели только на труднодоступных участках. В 2018 году их площадь занимала 1215,4 тыс. га, или 14,7% от всех покрытых лесом земель (8260,9 тыс. га). Средний запас старовозрастных деревьев составляет 267 м3 на 1 га. Зачастую зоны, где они произрастают, вплотную примыкают, а то и вовсе попадают в границы особо охраняемых природных территорий. Поэтому конфликты интересов неизбежны.

Самые резонансные случаи за последнее время — строительство лесохозяйственных дорог по территории республиканского ландшафтного заказника «Ольманские болота» и национального парка «Припятский», напоминает председатель Лесной рабочей группы общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны» Андрей Абрамчук.

5c93b1bf2a5d4255107a8013

 Дорога через заказник «Ольманские болота» прямо по живому болотному массиву международной значимости ©svaboda.org

История со стройкой на Ольманах гремела всё лето. Общественность вскрыла факты незаконной разработки песчаных карьеров. Прокуратура завела уголовное дело. Однако Полесский лесхоз как ни в чём не бывало продолжил работы. Минприроды тоже не видит в этом ничего предосудительного. Как будут развиваться события, покажет время.

В нацпарке «Припятский» пару лет назад прямо по дубравам проложили 15 км «гравийки». Пока её строили, валили лес по бокам, а дорогу подсыпали грунтом. По мнению природоохранников, её провели с единственной целью — рубить в ранее труднодоступных местах.

Из-за активно расширяющейся дорожной сети в нацпарке начали сохнуть пойменные дубравы: участки отрезали от пойм, и на них нарушился гидрологический режим.

5c938ef12a5d4255107a8010@2x

 Дорога через пойменные дубравы в национальном парке «Припятский» ежегодно погружается под воду во время разлива реки Припять ©Volha Kaskevich

Этой проблемой даже заинтересовались аудиторы FSC. В своём отчёте за 2015-2016 годы (NCR: 16 / 15, стр. 21) они указали, что «перед выполнением в лесу крупных строительно-обслуживающих работ, таких как сооружение новых дорог или восстановление дренажных систем, учреждение должно провести и задокументировать результаты оценки воздействия на окружающую среду». К тому же на тот момент вовсю строилась магистраль по территории республиканского ландшафтного заказника «Средняя Припять», являющегося ещё и Рамсарским угодьем. А согласно статье 13 Закона «О государственной экологической экспертизе», в таких случаях обязательна ОВОС (Оценка воздействия на окружающую среду), причём до начала работ. Руководство нацпарка издало приказ о её проведении уже в процессе строительства. В должностных обязанностях сотрудников строительного отдела прописали требование знать природоохранное законодательство. На этом дело закрыли.

— В ходе аудитов мы выявили у нескольких лесхозов нарушения, связанные с планированием и строительством дорог, — приводит другие примеры из практики Лев Федорович. — Они хотели проложить пути на участках, отнесённых к лесам высокой природоохранной ценности (ЛВПЦ). Проекты дорог включают раздел 7 «Охрана окружающей среды». Но иногда при проведении экологической экспертизы ЛВПЦ не принимают во внимание. Держатели сертификатов FSC должны в таких случаях устранять несоответствия и причины, их повлекшие.

Есть программа, но нет схемы

По мнению координатора рабочей группы по разработке стандартов FSC для Беларуси, заведующего лабораторией продуктивности и устойчивости растительных сообществ Института экспериментальной ботаники НАН РБ, кандидата биологических наук Максима Ермохина, большую часть лесохозяйственных дорог сооружают поверх старых. Это экономично: требуется меньше работ, соответственно, и денег. Однако случается, что прокладывают совсем новые магистрали и «режут», как на Ольманах, по живому.

— С точки зрения сохранения природы я против таких сооружений. Они повышают доступность лесов и фрагментируют экосистемы, — говорит Максим Ермохин.

— Вместо того, чтобы просто укрепить полотно, строят полноценные широкие магистрали для лесовозов. Их проложили, за 3-4 года выбрали древесину, вывезли её — и всё, дороги больше не нужны, за ними никто не смотрит. Однако мы ведём лесное хозяйство в эксплуатационных лесах, значит, без дорог не обойтись. Как здесь найти баланс?

Учёный видит его в разработке плана развития лесохозяйственных путей:

— У Минлесхоза есть программа строительства дорог, но нет схемы их расположения. Ведомство доводит лишь километраж на год, и лесхоз бегает, ищет, где эту дорогу провести. А нужен план развития дорожной сети. Если бы он был, многие вопросы решались бы ещё на стадии разработки проектов.

Второй момент — проведение Оценки воздействия на окружающую среду. Она и сейчас обязательна при проектировании и строительстве дорог. Но кто и как выполняет ОВОС? Проектировщики что-то недодумали, где-то не предусмотрели трубы, и в итоге лес сохнет, потому что с одной стороны подтопился, а с другой — высох. В случае Ольман все понимают, что ОВОС липовая и не соответствует действительности. Но никто за это не отвечает. Потому что государственный заказчик и государственный исполнитель. А негативный эффект виден не сразу: накапливается в течение 2-5 лет. И потом не найти виновных за то, что экосистема нарушена. Словом, проблема есть, в лесхозах постоянно про это говорят, но сделать ничего не могут.

Инструменты для заинтересованных

Максим Ермохин подсказывает ещё один инструмент влияния — общественные обсуждения. Они обязаны проводиться при любой деятельности, имеющей разрушительный эффект для экосистемы. Строительство дорог как раз к такой относится. Тем более если они прокладываются по особо охраняемым природным территориям.

— FSC уделяет особое внимание вовлечению общественности и всех заинтересованных сторон как на этапе планирования, так и проведения лесохозяйственных работ. С населением и отдельными группами, интересы которых затронуты, необходимо проводить консультации, — продолжает мысль коллеги Лев Федорович. — При этом должна быть оценка возможных социальных последствий.

Сложнее обстоят дела с привлечением к участию в планировании лесохозяйственных мероприятий. Мы создали список заинтересованных сторон, с кем нужно проводить консультации.

Кроме того, существует инструмент международного членства в FSC как для организаций, так и для частных лиц, неравнодушных к будущему лесов. Лесной попечительский совет все решения принимает коллегиально, и они становятся обязательными как для исполнителей, так и для контролёров. Кстати, сейчас идут общественные обсуждения нового национального стандарта FSC, который придет на смену действующему. В нём также есть критерии, определяющие порядок проведения работ по планированию и строительству дорог в лесном фонде.

5c93701e2a5d4255107a8000@2x

©Andrew Malone

В России та же беда

Соседняя Россия намного богаче лесами. Как там обстоят дела со строительством лесохозяйственных дорог, рассказывает руководитель Лесной программы Гринпис Алексей Ярошенко:

— Совмещение интересов охраны дикой природы и социально-экономического развития лесных регионов требует правильного зонирования: для одних территорий приоритетом должно быть сохранение естественного биоразнообразия, для других — выращивание древесины.

Для биоразнообразия важно сохранить наиболее крупные и наименее фрагментированные участки, то есть воздерживаться от строительства дорог.

Для выращивания древесины и ведения интенсивного лесного хозяйства, наоборот, нужна густая сеть качественных лесных путей. Иначе многие важные мероприятия невозможно будет выполнить. Поэтому дороги нужны, но необходимо их грамотное планирование, чтобы не убить оставшиеся относительно дикие природные территории.

К сожалению, работники лесного хозяйства часто смотрят на лес довольно однобоко — как на источник разнообразных ресурсов и полезностей для человека, недооценивая важность сохранения дикой природы.

Поэтому и дороги строят так, чтобы прежде всего данный источник использовать. А это, в свою очередь, часто приводит к потерям ценных природных территорий, для которых фрагментация — одна из важнейших угроз.

Сто километров новых лесных дорог для Беларуси, на мой взгляд, немного. Если их правильно планировать и размещать, это не создаст серьёзных проблем для лесной экосистемы. Но если делать это неправильно, в первую очередь, там, где сохранились сравнительно дикие и ценные природные территории, то для лесной природы такие дороги могут обернуться большой бедой.

В России, к сожалению, всё обстоит примерно так же и даже хуже. У нас тоже нет практики грамотного природоохранного планирования сети лесных дорог. Но при этом лес в РФ, в отличие от Беларуси, рассматривают исключительно как месторождение брёвен (то есть что можно взять из него сейчас) и не учитывают интересы дальнейшего лесовыращивания. В целом, российский Лесной кодекс гораздо больше, нежели беларусский, ориентирован на добычу древесины и гораздо меньше — на её выращивание.

На 26 марта запланирована конференция по обсуждению проекта Национального стандарта FSC, которая пройдёт в БГТУ по адресу: Минск, ул. Свердлова, 13а. Принять участие могут все желающие, предварительно отправив заявку на электронный ящик Льва Федоровича L.Fedorovich@by.fsc.org.

  • Авторы: Елена Садовская
  •  

  • Дата: 21.03.2019, 14:18
 

Источник:  https://bahna.land

ПОЛЕШУКИ С ОЗЕРА ЧЕРВОНОЕ ПРОСЯТ ЛУКАШЕНКО НЕ ОТДАВАТЬ ВОДОЕМ НАЦПАРКУ «ПРИПЯТСКИЙ»

ozero_chervonoe10

 

Жители Житковичского района продолжают борьбу за озеро Червоное, которое планирует присоединить к своей территории Национальный парк «Припятский». Люди уверены, что как только это произойдет, они не смогут ни рыбачить, ни охотиться. Активисты написали письмо президенту.

Коллективное письмо на 6 страницах подписали почти 700 человек. Полный текст обращения есть в редакции.

«Мы, жители Житковичского района и близлежащих деревень к озеру Червоное, категорически против передачи озера Червоное Нацпарку „Припятский“, так как считаем, что с передачей всей территории озера Червоное об охоте на озере Червоное можно будет забыть, несмотря на красочные заверения руководства Нацпарка „Припятский“ об обратном. Такое мнение у нас сложилось небезосновательно. Так, при передаче еще в 2003 году части территории системы Боровская и Черетянского озера Нацпарку в адрес местного населения уже направлялось письменное заверение за подписью генерального директора „Припятского“ Бамбизы о том, что местное население сможет осуществлять свое право на охоту на вышеуказанных территориях — только эти обещания так и остались лишь обещаниями на бумаге, и не более того».

Местные жители уверены, что с приходом нового хозяина они не смогут даже посещать Червоное, на котором многие из них выросли. 60% территории района уже переданы Национальному парку — это сельхозугодия, пашни, водоемы, леса. Люди говорят, что они практически лишены возможности охотиться, ловить рыбу и даже собирать грибы и ягоды — все в округе обнесено высокими заборами и шлагбаумами. К примеру, на озере Млынок отдых и лов рыбы уже много лет запрещен, а возле Полянки лес обнесен забором, и зайти в него невозможно.

Озеро Червоное (Князь-озеро) — третье по площади озеро в Беларуси. Расположено в 20 километрах от Житковичей, у деревни Пуховичи. Площадь водоема — 40 кв. км, длина — 11 км, ширина — 3,5 км.

В 2010 году указом президента часть озера (1,1 тыс. га) для ведения охотничьего хозяйства была передана в безвозмездное пользование Нацпарку «Припятский».

С 2015 года 3,1 тыс. га охотничьих угодий озера находится в аренде у Житковичского лесхоза, а с 2017 года Червоное с целью ведения любительского и промыслового лова рыбы арендует ОАО «Житковичихимсервис». Люди говорят, что до этого момента их все устраивает и других арендаторов им не нужно.

«У народа, как никогда ранее, сейчас существует спрос на справедливость. Мы возмущены такими действиями, когда по надуманным „Припятским“ основаниям осуществляется передача озера Червоное — от порядочного пользователя охотничьих угодий, коим является ГЛХУ „Житковичский лесхоз“, пользователю, который в своих действиях использует недозволенные приемы», — обращаются к Лукашенко местные жители и просят его взять ситуацию на личный контроль.
Читать полностью: https://news.tut.by