ФОТОРЕПОРТАЖ С МЕСТА РУБОК: МОРДВИНСКИЙ ЛЕС

7

Уникальный, сказочный, первобытный Мордвинский лес в междуречье Припяти и Уборти начинает приобретать черты «даглежанага» паркового участка. Активно идет «санитарная» точечная рубка дуба и сосны. Мордвинский лес уцелел даже после войны, когда активно восстанавливались сожженные деревни. Теперь его «санитарят» не стыдясь – зона регулируемого природопользования.1

Эти леса, которые сегодня входят в состав Национального парка «Припятский», я знаю неплохо. Это земля моих предков. Здесь устраивал борти мой прадед. После войны из деревни Ударное (тогда Осмаленик) на лесопункт Туровского леспромхоза в деревню Снядин по узкоколейной дороге доставлялся лес ценных пород: дуб, ясень, клен. Хозяйственная деятельность продолжалась до образования заповедника в 1969 г. Заповедный режим не позволил хозяйственникам добраться до удаленных районов, сохранив тем самым уникальную территорию сказочного первозданного леса. Но спустя 27 лет заповедный режим был снят. В 1996 году Припятский государственный ландшафтно-гидрологический заповедник был реорганизован в Национальный парк «Припятский». Тем самым позволив хозяйственникам добывать оставшийся нетронутый лес. За свои годы я прошагал не одну сотню километров по самому лесистому в нашей стране Лельчицкому району. Поэтому с уверенностью могу сказать, что лес в «Припятском» уникален. Во всех смыслах ему нет цены. 2

К сожалению, руководство Нацпарка сегодня цену воспринимает в материальном виде. Получая сегодня денежные доходы, мы на долгие десятилетия, а то и столетия, теряем уникальную территорию. ЕДИНСТВЕННУЮ ТЕРРИТОРИЮ, где можно увидеть наше прошлое и осознать свою роль в настоящем. Я уверен, что рубка леса в бывшем заповеднике может быть прекращена. Руководство нацпарка заверяет, что основную прибыль (1 000 000 долларов США) приносит охота и сопутствующие услуги. Тем непонятнее является вклад лесного хозяйства, которое, на мой взгляд, наносит куда более серьезный вред. Руководство нацпарка всячески отстаивает право на добычу леса, утверждая, что именно рубка дубрав и спасает эти дубравы. По их утверждению (Углянец А. В.) парк должен выглядеть достойно, т. е. без усыхающих дубрав. Ежегодно объем санитарных рубок по утверждению Углянца А. В. составляет 7-12 тыс. метров кубических. Он считает этот объем незначительным.

3

Руководство нацпарка уверенно, что дубравы «просятся на верх», поэтому им «надо дать солнца». Если их «не прочищать, то они просто пропадут». Мол, дубравы могут восстанавливаться только через смену пород. Т.е. после увядания дубравы идет рост березы и осины. Создается впечатление, что в нацпарке произрастают только дубравы и только ради дубрав почему-то вырубаются деревья дуба. Наяву наблюдается устройство дорог, для доступа техники в удаленные районы, где вырубаются почему-то только деревья дуба в возрасте 100-120 лет. Хозяйственники добираются туда, куда не ступала нога человека с пилой.4

5

Как пример, удаленный участок 89 квартала около деревни Мордвин (сентябрь 2012 года). 6

7

Вот пример прошлого года. Июль 2014г. 122 квартал около деревни Торгошин. Хозяйственники вынуждены были сбросить один ствол дуба, чтобы преодолеть лужу. 8

9

Вот такие товарные стволы попадают под санитарные рубки. Диаметр ствола 65 см. Возраст 120 лет.

Минприроды в вопросе хозяйственной добычи леса самоустраняется, аргументируя принадлежностью нацпарка Управлению делами Президента Республики Беларусь. Поэтому только от общественности зависит, увидят ли наши потомки землю такой, какой её видели наши далёкие предки.

Юрий Малец

Фото автора

Падзяліцца навіной ў сацыяльных сетках:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Leave a Reply