КАК СПАСТИ ПРИПЯТСКИЕ ДУБРАВЫ?

ddd1

Более 7000 подписей собрала гражданская кампания «Выратуем Прыпяцкія дубровы!» товарищества «Зеленая сеть», требуя остановить уничтожение Национального парка «Припятский». 

Петиция отправлена в министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды и лесного хозяйства. На что влияет общественное мнение, как относятся к переменам местные жители и чем может помочь заповеднику международная публичность процессов, рассказывает координатор кампании по спасению дубрав Инесса Болотина.

С 1996 года, когда Припятский ландшафтно-гидрологический заповедник преобразовали в национальный парк, в нем стали активно развивать лесозаготовку, деревообработку и охотничье хозяйство.

Как ни странно прозвучит, но именно коммерческая деятельность парка сегодня может помочь экологам спасти необычные лесные массивы. Дело в том, что территория сохранила уникальные в масштабах Европы экосистемы, места обитания и произрастания редких видов растений и животных. «Припятский» признан территорией, важной для птиц (IBA), и ключевой ботанической территорией международного значения, а год назад получил статус водно-болотного угодья международного значения (Рамсарская конвенция).

Сами по себе международные конвенции, как правило, не слишком беспокоят белорусские власти. Но сейчас в Европе стали ревностно относиться к происхождению древесины, привлекательной цены и качества уже мало, древесина должна быть сертифицирована. А сертификация возможна при условии, что сырье получено без нанесения ущерба природе, без нарушений природоохранных законов и ратифицированных в этой области международных договоров.

ddd2

— В связи с этим власти вынуждены что-то делать для соответствия порядку, — поясняет Инесса Болотина. — Аудит Лесного попечительного совета (FSC — Forest Stewardship Council) проводился в феврале и обнаружил несоответствие по более чем 50 индикаторам. Удалось ли руководству парка что-то исправить, покажет проверка в апреле.

— А много ли местных жителей подписали петицию? — спросила я.

— Мало. Во-первых, «тамтэйшыя» — не самые заядлые пользователи интернета. Во-вторых, с гражданской активностью в регионе сейчас очень проблематично. Да, люди с горечью смотрят на то, что происходит. Но это все длится уже очень давно. И реальность такова, что завтра в тот же Припятский им нужно будет идти выписывать дрова… Понимаете, о чем я? Это реальность! А кто-то попросту работает в нацпарке. А у кого-то там брат, сват и дядя с тетей… Работодатель, прямо скажем, незавидный, но на безрыбье, как говорится… За долгие годы попыток изменить ситуацию хватало. И из того, что не получалось, народ делает неутешительные выводы, вот и не рискует высовываться лишний раз. Для них руководство Нацпарка — олицетворение власти.

Попытки изменить ситуацию, писать в СМИ, обращаться в самые разные инстанции когда-то предпринимал эколог из Турова Михаил Козел. Но в итоге правдами и неправдами активиста «выдавили» из Беларуси: Михаил получил в 2013 году убежище в одном из европейских государств.

В марте общественная организация «Экодом» направила обращение в управление делами президента с предложением включить в состав рабочей группы общественных представителей. Ответа пока нет…

Юлия Рымашевская

“Свободные Новости”

Падзяліцца навіной ў сацыяльных сетках:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Leave a Reply