Охота – зеркало белорусской природоохраны

По новым Правилам, охота в Беларуси будет продолжаться круглый год. Организаторы охот из Управления делами президента получили эксклюзивное право на использование нашего животного мира.

Канонада над птичьими гнездами

«Тише, птицы на гнездах!», «Весна. Охотник, зачехли ружье!». Эти природоохранные лозунги, как и запрет на весеннюю охоту, остались в далеком советском прошлом Беларуси. В настоящем – охота практически круглогодично. Охотник с ружьем – постоянный атрибут белорусских лесов. Животных отстреляют и летом и зимой, в рядовых охотхозяйствах и на особо охраняемых природных территориях.

Остановить весеннюю охоту белорусские природоохранники не могут уже не один год. Не удалось это сделать и в 2010 году, объявленном ООН Международным годом биоразнообразия. Крупнейшая республиканская природоохранная организация «Ахова птушак Бацькаушчыны» обращалась по этому вопросу в различные государственные учреждения и лично к главе государства, подкрепляя свои предложения заключениями ведущих научных учреждений, позициями религиозных и общественных организаций страны и подписями свыше 20 тысяч граждан страны.

Сохранить вид животных не возможно, если не обеспечить благоприятных условий для его размножения. Беларусь остается единственной страной в Европе, где на уток и гусей – разрешено охотиться именно в сезон размножения. И результат уже известен: численность утиных с 2000 по 2006 гг. снизилась на 30%.

В списке охотничьих видов птиц в Беларуси, по новым Правилам охоты, оставлен серый гусь. В 2004 г., когда серый гусь был внесен в Красную книгу Беларуси, его численность составляла всего 100-200 гнездящихся пар. Но буквально через год его исключили из списка охраняемых видов и сделали объектом охоты. Видимо, до полного истребления.

Новые Правила охоты хоть и содержат некоторые изменения, из предложенных учеными и общественностью, но по сути, не решают проблему катастрофического сокращения ранее массового вида птиц — кряквы. Не оставляют они шанса и серому гусю.

Стоит упомянуть некоторые из внесенный в правила изменений, щадящих птиц во время весенней охоты. Число разрешенных к добыче уток сокращено с 7 до 1. Добывать разрешено только селезней кряквы. Исключена охота с подхода на гусей. Введен период покоя: днем с 11 до 18 часов охота на птиц не разрешается и др.

Но радоваться за птиц и благодарить тех, кто разрабатывал и утверждал новые Правила охоты не стоит. Новые, щадящие птиц изменения в Правилах распространяются не на все охотничьи угодья Беларуси.

Парадокс или диагноз

В ряде привилегированных лесооохотничьих хозяйствах все останется, как раньше: весенняя охота на 7 видов уток, охота в течение целого светового дня и др. Эти привилегированные хозяйства принадлежат Управлению делами президента. А расположены они непосредственно у границ особо охраняемых природных территорий – национальных парков и Березинского заповедника. Охоту по старым Правилам, без новых щадящих изменений, будет организовывать руководство природоохранных учреждений.

Птиц будут стрелять весной над поймой Припяти, озером Выгонощанском, и другими территориями, важными для птиц международного значения. Не смотря на требования общественности, рекомендации ученых, международные обязательства. Причем с большим размахом. Более свободные правила охоты и обилие птиц дополнительно привлекут к заповедным местам массу отечественных и зарубежных охотников.

Директор республиканской общественной организации «Ахова птушак Бацькаушчыны» назвал ситуацию с более свободными правилами охоты на территориях, находящихся в ведении особо охраняемых территорий высшего уровня своеобразным белорусским природоохранным парадоксом. По моему это не парадокс, это диагноз. Диагноз человеческой подлости и алчности.

Зубры-резервисты

Среди перечня охотничьих видов животных в Новых правилах охоты есть весьма интересный: «зубр резервного генофонда». Он включен в перечень охотничьих животных нормированных видов, как косуля, лось, олень и др. Краснокнижный вид в списке охотничьих – еще один парадокс, вернее, диагноз отечественной природоохране. И факт, противоречащий природоохранному законодательству. По Закону «О животном мире» краснокнижные виды могут изыматься из природы только в научных целях или для расселения.

Обитающих в Беларуси зубров разделили на «зубр» и «зубр резервного генофонда» в 1999 г. Для их же пользы, как объяснил белорусский ученый-разработчик «Государственной программу по расселению, сохранению и использованию зубра в Беларуси». Отстрел зубров называется «селекционный». И, по словам ученого, он должен избавлять стадо зубров от особей бесполезных и даже вредных: старше 14 лет, больные, инвалиды т.д.

Существует по меньшей мере два документа, в которых содержатся перечень критериев для отнесения зубров в резервный генофонд. Хотя критерии из разных списков не совпадают, но в общем, исходя, из них, стадо резервного генофонда, должно представлять собой своеобразное сборище старых, больных и инвалидов. Однако в программе сохранения зубра и на практике все выглядит иначе и гораздо проще.

Зубры, обитающие в национальных парках и заповедниках – основной фонд. Зубры, живущие в лесхозах, охотхозяйствах и прочих лесных угодьях – резервные. Так что будут на зубра охотиться или нет зависит прежде всего от того, где он обитает. А если зубр «старый», «больной» и «инвалид» – охотиться на него могут везде, в том числе и в заповедниках.

Стыд или гордость

Вольерная охота – новинка Правил охоты. Стрелять зверей в загонах, это охота или убийство – спорят одни. Мы уже можем позволить себе вольерную охоту на оленя или лань – ликуют другие. Разведение диких копытных в вольерах практикуется в разных странах мира. Однако Всемирная организация биологов-охотоведов, и Всемирная продовольственная организация относит эту деятельность к животноводству. Отстрел, или убой вольерных животных – это не охота.

Первые хозяева белорусской вольерной охоты или «сафари-парка», как это часто презентуется для прессы – национальные парка «Беловежская пуща» и «Припятский». Специально для такой «элитной» охоты в вольеры уже завезены, кроме аборигенных для Беларуси копытных, экзотические лань и пятнистый олень. В ближайшей перспективе еще один вид – муфлон.

Очередное нововведение в Правилах – в вольерах разрешено стрелять в животных не только из огнестрельного оружия, но еще из лука и арбалета. Видимо, для полноты и разнообразия ощущений. Не просто охота, а настоящий праздник для любителей стрелять по братьям нашим меньшим. За свой счет.

Не смотря на оптимистические заявления и радужные перспективы для хозяев новой вольерной охоты (400 — 500 оленей приносит владельцу около 600 тыс. долларов дохода в год), начало оказалось не совсем удачным. В Шерешевском вольерном хозяйстве произошел массовый падеж копытных. Есть некоторые проблемы и в Лясковичском вольере.

Лицо природоохраны

Новые Правила охоты, принятые в год, объявленный ООН Международным годом биоразнообразия, лишь один из штрихов к портрету современной белорусской государственной природоохраны.

Список из нежелательных аборигенных видов, интродукция экзотических копытных, отстрел краснокнижников и многое другое. Эти антиэкологичные действия преподносятся как деятельность для сохранения и повышения биоразнообразия Беларуси. Такой вот странный образ государственной природоохраны получается.

А. Раевская, Зеленая Сеть

Падзяліцца навіной ў сацыяльных сетках:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники

Leave a Reply